Царевна.


Посреди древнего, поросшего мхом и покрытого старыми сказками, леса разлилось цветочное озеро. «Воды» его тревожил ветер и тогда цветы и травы, словно волны, пытались медленно подкрасться к берегу, качаясь из стороны в сторону. И посреди этого, бушующего красками озера, рос один цветок с волшебно-прелестными лепестками.
Он был прекрасен! Его бутон был разукрашен розовым и фиолетовым, а на дне его переливались синие и зеленые оттенки. Он был таким нежным и уязвимым, что, казалось, это — крылья бабочки; вот-вот она взмахнёт ими и улетит.
Первые солнечные лучи уже протянули с востока свои тонкие светлые пальцы и полупрозрачные лепестки, окутанные их теплом, стали раскрываться. Проснулась и цветочная царевна, которая спала внутри. Кожа у неё была хрустальная и казалась ледяной, замерзшей, но глаза были зеленые и теплые. Она лениво прищурила их, потянулась и зевнула.
– Уже рассвет! – вскрикнула она и вскочила. Тоненькими босыми ножками взбежала на лепесток – она была такой лёгкой, что могла стоять на самом его кончике. Голубые ленточки, вплетённые в её золотистые волосы, и лёгкое зелёное платье трепетали на ветру. Всё её хрупкое тело и даже длинные белые ресницы всё ещё были покрыты утренней росой.
Она стояла, стройная и прекрасная, как стебель, сложив руки перед собой, и смотрела, как восходит солнце над её цветочными полями.
«Как прекрасен мой мир, – думала она. – Каждое утро я осматриваю свои владения и каждый раз люблю их всё больше и больше. Какими красками переливается на солнце моя поляна! Она стала ещё ярче и прекраснее, чем вчера. А деревья, которые растут вокруг, зацвели ещё сильнее, на их ветвях распустились новые бутоны. И ручей, который протекает мимо меня, стал еще прозрачнее, ещё звонче шумит хрустальная вода».
И царевна развернула свои тоненькие прозрачные крылышки. Весь день она летала и любовалась прекрасными цветами. Весь день танцевала и пела для них, весь день говорила им, как сильно она их любит.
Только в полдень она остановилась ненадолго. Солнце грело так сильно, что было трудно дышать и от этого зноя все цветы опустили головы к земле. Царевна посмотрела на небо. Оно было бледным, выцветшим.
– Нет, так не пойдет, – покачала она недовольно головой. Затем подняла руку и попыталась отскрести один небесный уголок. Тот изогнулся, будто книжная страница, тогда царевна потянула за него и бледное полотно послушно отделилось от небосвода, открывая взору яркое голубое небо.
– Так то лучше, – обрадовалась она и начала снова танцевать.
А вечером, когда легкие облака окрасились в красный цвет, а солнце еще не успело спрятаться за горизонтом, царевна легла опять в своём бутоне и крепко уснула.
Она не видела, как тяжелые облака заслонили солнце. Деревья стали темнее, но от этого еще более зелёными. Где-то там, вверху, раздавались раскаты грома и каркали вороны под тёмным небом.
А ночью была буря. Налетел ветер, тяжелые капли падали на землю, завеса дождя извивалась, как волны в бушующем море. Ветви деревьев изгибались до самой земли от сильного ветра, тоненькие лепестки, не имея сил удержаться, падали на землю.
А когда ливень превратился в дождь, пришли люди – странные существа в металлической броне, с оружием в руках, с мечами и щитами. Похожая на слёзы вода текла по их железным маскам. Они тяжело ступали по мокрой земле, жаловались на дождь, бранились и втаптывали цветы в болото. Один из них, который шагал последним, яростно размахивал мечем и срубал цветам головы. Но, как только он приблизился к цветку царевны, что-то остановило его. Цветок был так прекрасен, что рука воина дрогнула. Он опустил голову, ему стало стыдно за свои действия. Он не тронул цветок, но от чувства стыда ещё больше разозлился. И на самого себя, и на цветы, за то, что они такие прекрасные, за то, что они заставили его усомниться в своей правоте. И, сердясь на самого себя, он продолжал размахивать мечем, срубая головы цветам.
Но даже тогда, когда шумела буря, и тогда, когда люди громко шагали через её поля, и тогда, когда смерть была так близка, царевна не проснулась – она спала слишком крепко и видела прекрасные, чистые сны…
А на утро, когда ветер утих, и солнце снова взошло, нежные розово-синие лепестки раскрылись и царевна пробудилась ото сна. Она радостно поднялась и взошла на лепесток, чтобы осмотреть свои владения.
Горькие слёзы полились из её глаз. Она плакала впервые в жизни. Одна за другой слёзы капали вниз, на лепестки её цветка, который единственный уцелел после этой неистовой ночи. Остальные же были сломаны дождём, или втоптаны в землю безразличными людьми, или срублены жестоким мечем. Все лепестки измялись и потемнели. Ветки на деревьях обломались и лежали внизу. Даже ручей изменился, вода его смешалась с землёй, стала грязная и тёмная, он больше не разговаривал хрустальным звоном.
Царевна плакала и летала среди мёртвых цветов. Каждый она целовала и пела ему грустную песню. А потом просто беспомощно села на сырую землю и стала безнадежно смотреть на солнце, умоляя его подарить этим прекрасным цветам новую жизнь. В её словах было столько скорби и отчаяния!
Но солнце не отвечало ей…
И облака проплывали мимо…
И даже звезды, которых она никогда прежде не видела, не молвили ни слова…
И следующий день тоже не стал разговаривать с ней…
Никто не откликнулся на её просьбу…
Тогда царевна, окутанная своим горем, грустью и печалью, снова уснула в своем цветке. Она видела прекрасные сны: о том, что снова звенит хрустальный ручей, о том, что снова деревья шумно качают ветвями, о том, что озеро её снова цветёт, что снова играют на солнце удивительные, яркие краски.
И прекрасный цветок навсегда сомкнул над ней свои хрупкие, нежные лепестки.

0 комментариев

Пожалуйста, зарегистрируйтесь чтобы продолжить сказку: http://skazkidlyadetei.ru/registration/